ПОДЕЛИТЬСЯ

Тот, кому пришлось много ездить по свету, начинает особенно ценить тихие радости домашнего уюта. В полной мере с этим утверждением согласятся спортсмены, вся жизнь которых — переезды, тренировочные базы, официальные гостиницы. Тем более важным становится неповторимый облик

Уединенность уютных уголков соседствует здесь с обширностью единого презентационного пространства. Парадные комнаты, расположенные на двух этажах, связаны по вертикали легкой спиральной лестницей. В сочетании теплых деревянных ступеней и блестящих металлических перил проступает связь традиций с современными технологиями. Свободные потоки воздуха и света поддерживают единую раскрепощенную атмосферу всего помещения.

На первом этаже находятся кухня, обеденная зона и телевизионный уголок, где любит собираться семья. Конструктивно эта «семейная зона» ничем не ограничена, но визуально выделяется из общей картины благодаря круглым контурам ковра и легкого тройного журнального столика, изгиб которого повторяет форма дивана. Плавность кривых линий вносит нотку уюта в сетку четких линий и прямых углов стенных ниш; их чистая белизна удачно подчеркнута скрытой подсветкой.

Естественные тона дерева и металла, прозрачная невесомость стеклянных столешниц служат фоном для контрастных переходов черного и белого цветов. И этим ограничивается выбранная гамма. Лишь отдельные детали взрывают интерьер резкими акцентами красного. Заданная каждой плоскости графичность и лаконизм оформления — свидетельства высокого декоративного мастерства. Ограничивая использование цвета, архитектор ставит себя в жесткие рамки. На первый план выступают чистота линий, фактура материала, акценты света. Каждая деталь не просто продумана, а просчитана до миллиметра; внесение малейших изменений сломает всю тщательно выстроенную гармонию. Единственным исключением стали полки и ниши, предназначенные для предметов искусства. Тут могут ужиться сувениры, привезенные членами семьи из разных стран, православная икона, лошадка-математик, трое из десяти негритят — места в коллекции хватит всем.

Просторный холл второго мансардного этажа распадается на три совершенно обособленные зоны отдыха, учитывающие смену настроений хозяев.

Холодным зимним вечером в лучших английских традициях можно посидеть у камина, слушая треск смолистых поленьев и глядя на танцующие язычки огня. Бильярдная — царство хай-тека. Суперсовременный бильярдный стол на хромированных ножках обтянут нетрадиционным синим сукном. Низко опущенные над сияющим металлом барной стойки стеклянные светильники почти невозможно отличить от подвешенных возле них держателей для бокалов. Четкие конструкции балок, поддерживающих кровлю, играют не только функциональную, но и декоративную роль, подчеркивая урбанистичное звучание интерьера.

Приватные помещения не похожи друг на друга. Каждая комната перекликается с определенной частью гостевой зоны. Спальня хозяев, вход в которую прячется между нишами гостиной, органично продолжает стилистику первого этажа. Подушки, покрывало на кровати и ковер словно сшиты из шкур зебр, как и коврик перед большим телевизором в гостиной.

Горизонтальная структурированность стен, ниши для предметов декора, сдержанная цветовая гамма создают ненавязчивую обстановку, идеально подходящую для релаксации.

Гостевая спальня — оригинальная вариация на восточную тему. Кованые кровать и прикроватный столик в сочетании с легкой занавеской и вышитым постельным бельем создают островок колониального стиля. Бамбуковые декоративные элементы, так же, как и плетеные бра и торшер, могут принадлежать любой дальневосточной культуре, но настольная лампа в форме каменного фонаря, несомненно, японская стилизация. Для этой комнаты подобраны теплые солнечно-медовые тона.

Комната сына очень технологична. Неожиданный остроумный дизайн кровати — как алгебраический символ. Функциональные валики на изголовье позволяют с удобством читать в постели. На стенах — загадочные знаки. Здесь же нашлось место для рабочего уголка. И стол, и кресло максимально практичны, никаких излишеств.

Каждая комната вместила немало декоративных аксессуаров, но еще осталось место для милых мелочей, в которых живет душа семейного дома. Правду сказал итальянский дизайнер Марио Беллини: «Культура обитания не приемлет тотальную индустриализацию и логику машины».